Для чего мы развиваем детей?

Для чего мы развиваем детей?
Для чего мы развиваем детей?
Для чего родитель водит ребенка в развивающие кружки?
Потому что другие родители так делают?
Потому что сам родитель чего-то хотел реализовать в своей жизни, но не смог?
Или потому что это интересно самому ребенку?
Это важная тема: тема родительского стыда.
Очень тяжело чувствовать себя «не такой», не «нормальной» мамой. Мамой — панком, мамой — «белой вороной».
И чтобы избежать этого чувства, для того, чтобы самим себя чувствовать лучше, мы начинаем пропихивать, навязывать ребенку то, что ему не надо. Начинаем «воспитывать», начинаем «развивать». Удовольствия в этом нет никакого никому.
Стыд никуда не девается, потому что остается ощущение, что «я обманываю»: «нормальные»-то дети ходят по собственному желанию, с удовольствием, а мой — только потому что его заставили. А ребенку тоже не до удовольствия: львиная доля его энергии уходит на защиту от навязываемого.
Самое печальное в этом, что у ребенка не остается энергии на то, чтобы познавать что-то. Чтобы вообще узнать, а кто я и чего хочу?
Сейчас самая распространенная жалоба у родителей подростков: «мой ребенок ничего не хочет». А у него и не было шанса узнать, что он хочет, потому что ему всегда говорили, чем и сколько он должен заниматься.
Важно разделять свои чувства и реального ребенка. Потому что когда мы из своего стыда бежим что-то делать с ребенком — это, как минимум, чревато взаимным неудовольствием. Что не так страшно.
Гораздо хуже, что, действуя из стыда, мы не замечаем реального ребенка, его желаний, его особенностей.
И тогда мы не даем ему возможности самому познать себя.
По крайней мере процесс самопознания для него сильно усложнится и будет гораздо более болезненным. Если он когда-то его начнет вообще.
Кроме стыда за свое несоответствие модным нормам, тому, как принято у «нормальных», у «всех», есть еще несколько таких опасных «пунктиков» у нас, у родителей, которые могут привести к тому, что ребенок в итоге не просто не захочет познавать мир, а вообще будет испытывать сложности с пониманием, чего он хочет.
И один из таких «пунктиков» — это наши ожидания от ребенка.
Ребенок еще не успевает родиться, а у родителей уже готовы планы на то, чем он будет заниматься, и куда будет ходить. «В 3 года дочка пойдет на танцы, в 5 лет — сын пойдет на каратэ, и оба встанут на горные лыжи в 4 года. Ах да, английский лучше сразу, куда же сейчас без английского!»
И дети превращаются в проекты. Мы планируем их развитие, их образование, их жизнь. Из лучших побуждений! Потому что мы знаем, что им будет полезно. И мы бы хотели, чтоб у них все было хорошо. Только в этом опять очень мало реальных детей.
Дети становятся такими функциями: оправдания наших ожиданий, удовлетворения нашего тщеславия, доказательства нашей родительской состоятельности. А последствия для таких детей во взрослом возрасте (поскольку я сталкиваюсь с такими в психотерапии, и знаю изнутри по своему опыту), — очень мучительные.
Ощущение внутренней пустоты, стыд как почти постоянный спутник, незнание своих желаний, невозможность чувствовать себя «достаточно хорошим» без доказательств и внешних оценок, постоянное стремление показать свою нужность миру, страх оценки, постоянный контроль и тревога. В общем — большой и тяжелый груз от родительских ожиданий.
Не знаю ни одного родителя, который бы был свободен от ожиданий чего-то от своих детей. И в самих ожиданиях нет ничего плохого. Вопрос только в том, чтобы отделять свои ожидания от ребенка. Говорить себе «МНЕ очень хочется, чтоб мой сын занимался боксом».
Но при этом как-то поглядывать хотя бы на сына — ему-то хочется? И если не хочется — как-то находить способы справляться со своим разочарованием, тревогой, грустью от несбывшихся надежд. А не вешать их на сына.
(Катя Бойдек)
01:43
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!